angle-left null Образ Петра I в памятниках Санкт-Петербурга

04 июля 2019

Образ Петра I в памятниках Санкт-Петербурга

03 июля в библиотеке-филиале № 6 Эльфрида Александровна Федосеева прочла вторую часть лекции «Тайная жизнь петербургских памятников».

Слушатели узнали интересные факты про памятники Петру I. Например, про памятник императору у Михайловского замка. После победы в Полтавской битве Петр I замыслил воздвигнуть на месте битвы «пирамиду каменную с изображением персоны нашей в совершенном возрасте на коне, вылитую из меди желтой». В 1716 году в Петербург для создания первого конного монумента России прибыл скульптор Бартоломео Карло Растрелли. Модель получила высочайшее одобрение Петра, но так и не была отлита в бронзе. В 1725 году император умер, и последующие десять лет его наследникам было не до памятника. Эпопея с монументом завершилась в 1797 году, когда император Павел приказал поставить памятник перед фасадом Михайловского замка.

Лектор также рассказала о созданном Этьеном Фальконе «Медном всаднике» – главном символе Петербурга. История создания была долгой и мучительной. Одевать Петра I в римскую тогу Фальконе отказался сразу, мотивируя тем, что никому не пришло бы в голову одеть Гая Юлия Цезаря в русские одежды. Благодаря упрямству и настойчивости скульптора Петр, в результате, получился именно таким, каким его задумал сам Фальконе. Модель памятника он создавал целых двенадцать лет.

Еще один удивительный памятник Петру I находится в Петропавловской крепости. Бронзовая скульптура, являющаяся современной интерпретацией знаменитой «Восковой персоны» (1725, ск. Б. Растрелли), – работа Михаила Михайловича Шемякина. Автор работал над скульптурой в течение восьми лет и в 1991 году принёс её в дар Ленинграду. Образ Петра не однозначен. Голова царя выполнена на основе прижизненной и посмертной восковых масок, однако фигура имеет подчеркнуто гротесковый характер – с нарушением естественных пропорций тела и конечностей. Художника, по-видимому, интересовали, прежде всего, формальные приёмы отстранения, совмещения документальности и фантазии.